«Даже не спрашивали. Просто били током» — рассказ жертвы пыток в Балаклее

 Вместе с детективами ГБР съемочная группа МГ «Объектив» побывала в освобожденной Балаклее – в застенке, который устроили в местной типографии.Подробности — в сюжете. Артем Листопад, корреспондент«На вопрос о том, насколько сильно давление террористического режима Киева, глава освобожденных территорий Харьковской области подчеркнул, что, несмотря на угрозы, люди все больше и больше доверяют России». Вот такие газеты, откровенную пропаганду жителям Балаклеи оккупанты раздавали регулярно. А чтобы так называемое «доверие к России» было крепче, свои пропагандистские плакаты россияне развешивали даже в помещениях, где пытали местных жителей.— Здесь оборудованы соответствующие камеры, вы можете пройти сюда.— А ведь не было этих камер?— Нет, у нас пустой зал был.Так выглядит подвальное помещение дома типографии в центре Балаклеи. Во время оккупации российские военные оборудовали камеры, которые в цивилизованных странах используются в залах суда, а на стены развесили свои пропагандистские плакаты, рассказывает сотрудник Государственного бюро расследований.Это, видите ли, индивидуальны такие кабинки, которые оснащены специально для содержания людей. Они бронированные, есть какая-то скамейка, где содержались один или несколько человек.Здесь держали людей, считавшихся подозрительными, рассказывает работница типографии Светлана. Что именно с ними делали – нетрудно догадаться.Пытки, застенки.Сюда мог попасть вообще кто угодно. Так случилось и с работником типографии, которого посреди улицы задержали российские военные.Светлана, сотрудница типографииОн был задержан на площади Ростовцева. Он смотрел в телефон, сказали, что он корректировщик. Его забрали, он просидел здесь три дня. Первые сутки он сидел с наручниками за спиной.Мужчине не разрешали никуда выходить. А впоследствии к нему подсадили еще одного, вроде бы коллегу — чтобы выспрашивал информацию.Смотрите в сюжете МГ «Объектив»: Здесь бомбили, она плакала – родители из Балаклеи просят вернуть ребенка из РФСветлана, сотрудница типографии— К нему подсаживали человека. Наш сотрудник 25 лет проработал здесь. Он рассказывал, что подсадили к нему кого-то, и тот говорит: «Родная типография, родная типография». А он говорит: я сижу и вижу, что его не знаю.– Чтобы выспрашивал?– Да, возможно, да.Это не единственное помещение для пыток, которое обустроили оккупанты в Балаклее. Ведь то, что творилось в полицейском участке, вообще трудно себе представить.Максим, житель БалаклеиНикаких других болей, кроме как от удара током, ты не чувствуешь. Только эта боль, все остальное ты просто не помнишь.Максим попал в полицейский участок оккупантов за неделю до освобождения города. Говорит: надели пакет на голову и повезли. А там подключили провода и били током.Максим, житель БалаклеиЗаковали в наручники руки, ноги и подключили электроды. Даже вопросы не задавали. Просто сначала били током. На следующий день повторилась процедура. На следующий день я быстрее отключился, только на третий день они начали разговаривать.Максима обвиняли в сотрудничестве с СБУ. Говорит: били током ежедневно, пока он не терял сознание. В камере находился вместе с двумя местными, ранее служившими в АТО. Как оказалось впоследствии, мужчин выпустили, когда оккупанты убегали от ВСУ.Максим, житель БалаклеиПрибежали эти «ЛНРцы», не эти, а другие, правда. Уже по гражданке, они бежали. И говорят: ребята, вот вас жалко, открываем все камеры. Освободили уголовников, они были над нами на первом этаже, и нас освободили. Открыли все камеры: скорее хватайте документы, у кого что было, и убегайте, потому что сейчас приедут другие — они вас расстреляют.Палачей все еще выискивают на деоккупированных территориях. Российские военные, не успевшие скрыться, могут скрываться в полях, лесах или заброшенных домах. Также проводится работа по выявлению сотрудничавших с оккупантами, говорят в Государственном бюро расследований.Денис Маньковский, директор теруправления Государственного бюро расследований в ПолтавеОсновная проблема — в том, что, например, из Балаклеи они все сбежали. Они пытались бежать в Россию, но РФ их не пустила к себе. Первое лицо, которое мы задержали – это был руководитель полиции города Балаклея, оккупационных властей. Он руководил «народной милицией» Балаклеи. Другие лица – это сотрудники так называемой «народной милиции».За государственную измену правоохранителям или сотрудникам органов власти грозит 15 лет тюрьмы. Категории: Происшествия, Репортаж, Харьков; Теги: Балаклія, Балаклея, звільнення, оккупанты, окупанти, освобождение, пытки; Чтобы узнавать о самом важном, актуальном, интересном в Харькове, Украине и мире: подписывайтесь на нас в Telegram и обсуждайте новости в нашем чате присоединяйтесь к нам в соцсетях: Facebook  Instagram смотрите в Youtube, TikTok, и на Телеканале Simon