«Большая часть семейного бюджета шла на оружие» — снайпер Харьковской ТрО

Снайпер (или как он сам себя называет — марксмен) 127-й отдельной бригады ТрО Харькова Арчи рассказал о том, как готовился к полномасштабной войне с РФ, и что делали воины теробороны 24 февраля.Видеоинтервью с защитником Харьковщины опубликовала пресс-служба Отдельной бригады ТрО Харькова. Арчи — не военный, до войны у него была вполне гражданская профессия. Но с самого детства была тяга к оружию. У мужчины — выходца из семьи военнослужащих — были даже мысли стать военным или хотя бы отслужить «срочку». Но не сложилось. Однако с началом российской агрессии в мае 2015 года он получил повестку на сборы первых отрядов Харьковской теробороны. И с тех пор стал постоянным участником сборов.«С 2015 года все было понятно: что на Донбассе, на Крыму, на Луганской области они не остановятся. Граница у нас близко, для нас это было ожидаемо, в частности для меня. Знакомые, конечно, странно смотрели, потому что большая часть семейного бюджета шла на оружие, на патроны, на снаряжение. То есть кто-то так воспринимал, как легкую придурь», — поделился Арчи. В 2021 году, когда начали формировать 113-ю бригаду ТрО, будущий снайпер подписал контракт резервиста.«К тому, что произошло 24 числа, был готов. За два месяца до событий уже активно занимались подготовкой, подзабили на работу. Все наличные средства – даже то, что было на кредитках — поснимали, закупились патронами, докупили горючки, все необходимое. Накануне знакомый внедорожник купил, мы его пригнали из Ровно, наверное, дней за 10 до войны», — вспоминает воин теробороны.Утром 24 февраля, как и все харьковчане, Арчи проснулся от звуков «прилетов» — и (в отличие от многих, для кого это было неожиданностью) сразу понял, что происходит. Уже через полчаса ему позвонили из части.«Дособирали то, что не было собрано, по баулам, открыли сейф, взяли оружие. Тогда еще в «граждане» выходили, потому что обстановка была непонятная. То есть сбрую в баулы закинули, стволы — поближе к себе. За мной заехал знакомый, наверное, в начале седьмого. Мы погрузились, поехали на Клочки – на точку, где договорились, с ребятами, что соберемся», — рассказал о дальнейших событиях тероборонец.Читайте также: Известный хирург-онколог с собственным бизнесом служит в харьковской 92 ОМБрНа месте прибывшие из собственных запасов довооружили и «приодели» тех воинов ТрО, которые были хуже экипированы.«У нас были бронежилеты, плитоноски – то, что годами собиралось под тренировки, в принципе, получилось нормально «приодеть» всех ребят, которые собирались и стволов даже хватало», — говорит Арчи.В часть 24 февраля собравшиеся так и не попали — на въезде в ворота их встретил командир — нынешним замкомбрига 127 Отдельной бригады ТрО позывной «Ярик» и тут же определил им задачу.«Выдвинулись на задачу, расположились. Я расчехлил винтовку свою, мне сказали, в какой сектор работать, и это, наверное, был первый момент за два дня, когда я почувствовал себя абсолютно спокойно. У меня больше не было чувства неопределенности – того, что что-то непонятное. Есть задача – есть винтовка, у меня есть полное право открывать огонь по противнику. Девушка моя на тот момент тоже рядом была», — описал первый день защиты Харькова воин теробороны.Читайте также: Линия фронта в Харьковской области напоминает мясорубку — танкисты 92 ОМБрСейчас Арчи выполняет задачи марксмена в своей бригаде.«Снайпером себя не считаю. Это скорее работа марксмена. Потому что я знаю ребят, которые специалисты, снайпера, мне до них еще далеко, но научусь. Марксмен от снайпера отличается тем, что снайпера – это зачастую выход, подбор позиции, длительная лежка, конкретная задача. Марксмен работает в составе пехотного подразделения – на прикрытии. Специфика такая, что нет возможности тихонечко зайти, залечь, ждать, когда появится противник. Зачастую приходилось работать с ходу – с машины. Выгрузились, рассыпались», — объясняет воин. Стандартная дистанция, с которой стреляет Арчи, — от 500 метров до километра. Но порой приходится работать на большем расстоянии.«Обзавелся винтовкой посерьезнее, потому что задачи уже под 1300- 1500 метров», — говорит тероборонец.Гражданским, которые интересуются оружием, специалист рекомендует хорошо подумать, прежде чем делать такое приобретение.«Не рекомендую покупать оружие просто, чтобы оно стояло в сейфе. Потому что мы очень много видели на оккупированных территориях, где у людей были в сейфах охотничьи ружья, какие-то полуавтоматические карабины, они даже ими не воспользовались. Потом русня вскрывала эти сейфы, и смежники наши рассказывали, что после русни находили на позициях оружие гражданское, которое было оставлено на оккупированных территориях. Если берете себе оружие, отдавайте себе отчет, зачем оно вам нужно, что с ним нужно регулярно тренироваться, что это стоит денег. Также каждые три года разрешение продлевать. Это не для всех, но если кто-то решил для себя, что ему оружие нужно, это придется уделять серьезную долю бюджета семьи», — предупредил снайпер.После войны Арчи планирует остаться в Харькове — с оговоркой «если не будет совсем уж сложной экономической ситуации». Но точно для себя решил не жить в квартире — говорит, неудобно с кучей железа бегом спускаться с 4-го этажа. «Если все сложится удачно, где-нибудь в пригороде или в черте города частный дом. Хороший подвал, оружейная комната», — описывает свое видение послевоенной жизни снайпер, но пока не берется прогнозировать, когда такая жизнь наступит.